Опыт 15-суточного голодания

Мое 15-суточное голодание было запланировано (и успешно проведено) на вторую половину марта 2004 года. Это было удобно – после празднования 8 марта провести подготовку к разгрузке, а затем – и само полное голодание. 8 марта в том году пришлось на понедельник.

Так что в последующие дни, со вторника по пятницу, у меня была рыбно-вегетарианская диета. Далее, в субботу, питание было уже строго вегетарианским. А в воскресенье 14 марта диета была такая же строгая и с добавлением чеснока. Дело в том, что чеснок подавляет развитие гнилостных бактерий, что актуально для тех, кто намеревается голодать без клизм. Вечером 14 марта, в 17.59, взял последнюю дольку апельсина, специально подготовленную для этого.

За одну минуту как раз успел прожевать и проглотить, так что у меня получилась удобная точка отсчета начала голодания – 18.00. В понедельник 15 марта фактически началось полное голодание. День начался с работы на компьютере, затем была последняя тренировка на механической беговой дорожке (в последующие дни голодания никаких беговых тренировок у меня не было по причине физической слабости). После этого отправился на работу (на Дербеневскую улицу, что неподалеку от станции метро «Павелецкая»), чтобы вести свой привычный прием в качестве врача-консультанта. На работе мне требовалось тщательно скрывать от всех сам факт голодания. В обеденный перерыв сделал вид, что ходил в столовую (впрочем, в столовую действительно заходил, но ничего не ел).

Рабочий день закончился в 18.00, так что, выходя из здания, отметил про себя – первые сутки пройдены! В целом тот день прошел у меня относительно хорошо, чувство голода было несильным.

Было потеряно 1,5 кг веса (за счет усвоения пищи, съеденной накануне). Второй день голодания проходил у меня в магазине на Флотской улице – там, где работал год назад, во время проведения 14-суточного голодания. Поскольку опыт голодания в том трудовом коллективе у меня уже был, то день прошел нормально. В обеденный перерыв, естественно, вышел на улицу и пошел гулять. Именно на второй день голода мой организм перешел на эндогенное питание. Об этом красноречиво свидетельствовали обложенность языка, физическая слабость, зябкость и уксусный привкус мочи.

Все это сохранялось до конца голодания. Третий день голодания был у меня выходным. Это связано с тем, что субботы у меня рабочие. Непонятно, что лучше. С одной стороны, при голодной слабости лучше сидеть дома, но с другой стороны, рабочие дни лучше тем, что деятельность отвлекает. Ходил гулять; несколько раз едва не упал на улице из-за голодной слабости. Тем не менее свое самочувствие оценивал как вполне удовлетворительное. Считается, что первые три дня голодания наиболее мучительны. Но у меня они вовсе не были такими уж тяжелыми. Что такое чувство голода, мне отлично известно, поскольку у меня за плечами много голоданий различной длительности. Но на этот раз, что удивительно, чувства голода у меня не было вообще! А были лишь скука по еде и желание испытать пищевые удовольствия.

Четвертый день голодания прошел у меня хорошо. Работал на Дербеневской. Самочувствие немного улучшилось, хотя и в предыдущие дни не особенно страдал. Но, правда, оставалась естественная голодная слабость – и физическая, и умственная. Физическая слабость не доставляла особых неудобств – ведь работа у меня сидячая, а тренировки на время голодания прекратил. Умственная слабость заключалась в том, что мне было затруднительно долго читать или работать на компьютере – утомлялся мозг, которому не хватало глюкозы. Это было неприятно. С одной стороны, у меня стало больше свободного времени, но с другой стороны, не мог употребить его на умственную работу… Пятый день голодания прошел обычно. Как всегда, начался он со взвешивания (это, безусловно, самый интересный момент в сутках), затем немного поработал на компьютере (в том числе и в Интернете).

Далее поехал на работу (в магазин на Флотской улице). Поскольку в том магазине, кроме биодобавок, продавались и кое-какие диетические продукты, то изо всех сил старался не смотреть на те витрины. А в обеденный перерыв ушел на улицу. И все было хорошо, если не считать слабости. По моему опыту, страдания голодающего значительно усиливает наличие пищи – ее вид, запах и даже упоминание. Поэтому на улице и на работе мне требовалось отворачиваться от многочисленных витрин с едой. Неприятны были и частые рекламы различных пищевых продуктов по телевидению – ведь все передачи то и дело прерываются рекламными вставками. В эти моменты обычно закрывал глаза. И еще кое-что усиливало страдания от голода – это рассуждения и вычисления того, какая часть испытания уже пройдена и сколько еще осталось.

Понятно, что этот тяжелый период хочется побыстрее проскочить, а время тянется, как назло, явно медленнее, чем обычно. Но эти подсчеты, по моему опыту, только «накручивают» нервную систему и тем самым усиливают страдания, поэтому лучше этого избегать. Нежелательно также во время голодания фантазировать о том, какие блюда можно будет вволю вкусить после выхода из голода (хотя голодающие и мыслят о пище часто против своей воли). Во-первых, подобные фантазии усиливают голодные страдания. Во-вторых, переедание вредно, а особенно – после разгрузки. Шестой день голодания пришелся на субботу, и у меня был рабочий день (поскольку выходной уже был – в среду). У нас в магазине на Дербеневской выдался большой наплыв посетителей, так что и мне пришлось поработать, сидя за столом консультаций.

Поскольку у голодающего умственные возможности снижены, то, естественно, сильно устал. На следующий день – в воскресенье – был в гостях. День прошел неплохо и интересно, хозяева с пониманием отнеслись к моему голоданию. Вот только самочувствие резко ухудшилось: усилилась физическая слабость, появилась дурнота и спутанность сознания, временами – круги перед глазами и боли в мышцах. В таких случаях возникают мысли о досрочном выходе из голодания, но это – временные трудности, и их нужно перетерпеть. Годом раньше, при проведении 14-суточного голодания, очень похожим выдался у меня восьмой день. А в этот раз такой своеобразный кризис пришелся на седьмой день. А восьмой день голодания прошел хорошо.

Утром отметил – экватор пройден (то есть позади – уже половина нелегкого испытания)! Вес в эти дни постепенно снижался примерно на полкилограмма в сутки, как и должно быть (правда, из этих 500 г на жир приходилось лишь 200 г. Рекомендую посмотреть статью «Потеря веса — не всегда потеря жира», что находится на сайте автора данной работы). Рабочий день прошел, как и неделю назад, на Дербеневской улице. Самочувствие было вполне удовлетворительным и явно лучше, чем накануне, несмотря на то, что денек выдался насыщенным. Девятый день прошел нормально. Вел, как обычно, прием в магазине на Флотской улице. Голода практически не чувствовал. И все бы хорошо, только обложенность языка создавала чувство «помойки» во рту, отчего говорить было труднее.

Поскольку следующий, десятый день голодания выдался выходным, то, воспользовавшись моментом, съездил в лабораторию и сдал кровь на анализ. При этом сотрудница, оформлявшая бланк, поинтересовалась: «Натощак?» Разумеется, ответил утвердительно, а про себя подумал – если бы она могла только предположить, до какой степени «натощак»! Разумеется, мне было очень интересно узнать свои показатели холестерина, но ничего не получилось. Как выяснилось, с моей пробой крови произошел гемолиз, так что ничего узнать не удалось. На одиннадцатый день голодания у меня выдалось серьезное испытание – после работы съездил на вокзал, встретил поезд и помог доставить багаж домой. Для этого воспользовался хозяйственной тележкой, но все равно, понятно, физическая нагрузка была существенной.

Тем не менее, несмотря на физическую слабость, с заданием справился успешно. Самочувствие, несмотря ни на что, было хорошим, даже ощущался некоторый подъем сил. Двенадцатый день голодания прошел нормально. Вел прием в магазине на Флотской улице. У одного сотрудника был день рождения с тортами, фруктами… Но мне пришлось отказаться. В обеденный перерыв вышел погулять на улицу, видел первые цветки мать-и-мачехи. Да, в конце марта еще лежит снег, а на отдельных прогретых Солнцем проталинах уже появляются первоцветы. С двенадцатого дня начались формироваться голодные отеки (образно выражаясь, начал «пухнуть с голоду»). Но много воды в тканях за оставшиеся три дня не задержалось – примерно миллилитров триста, не больше.

Тринадцатый день пришелся на субботу, и у меня, как обычно, был рабочий день в магазине на Дербеневской улице. Поскольку времени до окончания голода оставалось совсем немного, то в предвкушении этого мысли сами собой скатывались к еде. Однако фантазии о том, что скоро смогу есть, доставляли голодные страдания, поэтому приходилось переключаться на другие мысли. В воскресенье, на четырнадцатый день, ездил в гости (туда же, где был неделю назад). В интересных беседах день прошел незаметно. В целом же вторая неделя голодания прошла у меня явно легче, чем первая. И вот наконец наступил пятнадцатый, последний день голодания! Утром в тот понедельник чувствовал себя хорошо и сделал вывод, что мог бы голодать и дальше, но нужно было прекращать, так как 15 дней – это очередной рубеж (а прыгать через рубежи в самостоятельных голоданиях нежелательно).

День прошел волнительно – с нетерпением ожидал 18 часов, то и дело поглядывая на часы. Многие люди видели меня в тот день – и прохожие на улице, и посетители в магазине на Дербеневской улице, и сотрудники по работе… Но ни у кого не возникло мысли, что этот человек ничего не ел 15 дней – внешне это было никак не заметно. Для выхода из голодания еще с утра приготовил себе раствор меда и принес с собой в бутылке. И вот наконец наступило 18 часов! Вышел из здания и сразу же сделал маленький глоток медовой воды. На этом мое голодание окончилось. Далее пил по одному глотку через каждые 15 минут. Вот такое оно получилось, 15-суточное голодание! Длилось оно ровно 15 суток, с точностью до минуты. Разумеется, нет никакой необходимости вымерять настолько точно, но поскольку у меня была удобная точка отсчета, то решил на этот раз ради разнообразия проявить педантизм.

Вечером того же дня выходил из голодания с помощью раствора меда. Ночью организм избавился от небольшого количества воды, которая задержалась в тканях в виде голодных отеков. На следующий день, во вторник, понемногу адаптировался к твердой пище – съел постепенно в течение дня одно яблоко по кусочкам. Вечером съел небольшую тарелку постного борща и немного рыбы. Нужно было подключать белки, так как за время полного голодания организм потерял много белка. Уже в среду мог бы питаться обычным образом, но сдерживал себя. Да и аппетит, к счастью, был несильным. Возобновил свои тренировки на механической беговой дорожке, чтобы утраченные скелетные мышцы восстанавливали свой объем. Начиная с четверга, образ жизни почти уже не отличался от того, который был до голодания.

Вес начал постепенно увеличиваться – организм восстанавливал утраченные белки. И вскоре утраченные мягкие ткани (кроме жировой, разумеется!) восстановились полностью. Прочитавшие эти строки высказали удивление. Как же так — 15 дней голодать и за 3 дня выйти? Между тем, в этом нет никакого авантюризма. Прочитайте П.Брэгга, который намного более авторитетен в вопросах лечебного голодания. В своей знаменитой книге «Чудо голодания» (глава 11) он писал, что из 10-дневного голодания он выходил так же быстро, как и из 7-дневного — в 2-3 дня. Так что те, кто обладает достаточным опытом, могут выходить из голодания быстрее, чем это принято. Итог голодания. Максимальная потеря веса — 9 кг, из которых 3 кг пришлись на жировую ткань, а 6 кг – на другие мягкие ткани и содержимое желудочно-кишечного тракта.

Эти 6 кг восстановились довольно быстро – за 20 дней. Масса жировой ткани после выхода из голодания не увеличилась (так оно и должно быть).

Контактные телефоны:

8 (098) 67-222-22
8 (044) 258-45-47

E-mail:
info@sport-industry.com.ua